Библия /

Коринфянам


Разделение

Образ

Между вами есть споры – каждый из вас говорит: я Лютеранин, а я Кальвинист, а я Мормон, а я Христов. Неужели разделился Христос? Разве Лютер, Кальвин, или Мормон были распяты за вас? Или во имя их вы были крещены?

Прообраз

1К.1:11-13 "между вами есть споры. Говорю я о том, что каждый из вас говорит: я Павлов, а я Аполлосов, а я Кифин, а я Христов. Неужели разделился Христос? Разве Павел был распят за вас? Или во имя Павла вы были крещены?"

 

Образ

Вы ещё плотские. Так как если между вами зависть, споры и разногласия, то не плотские ли вы? и не по человеческому ли обычаю поступаете? Ведь когда один говорит: «я Лютеранин», а другой: «я Кальвинист», то не плотские ли вы? Кто такой Лютер? кто такой Кальвин? Они только служители, через которых вы раскололись, и притом, поскольку каждому попустил Господь. Лютер расколол, Кальвин продолжил, но попустил Бог; посему и раскалывающий и продолжающий есть ничто.

Прообраз

1К.3:3-6 "вы ещё плотские. Так как если между вами зависть, споры и разногласия, то не плотские ли вы? и не по человеческому ли обычаю поступаете? Ведь когда один говорит: «я Павлов», а другой: «я Аполлосов», то не плотские ли вы? Кто Павел? кто Аполлос? Они только служители, через которых вы уверовали, и притом поскольку каждому дал Господь. Я насадил, Аполлос поливал, но возрастил Бог; посему и насаждающий и поливающий есть ничто".

 

Языки

Образ

Больше всего желайте любви. Но добивайтесь и духовных даров, из которых более всего – благовествовать понятное. Те священники, кто в церкви говорят на непонятном языке, например, на таких мёртвых языках как древнегреческий, латиница, или старославянский/церковнославянский, – они обращаются не к людям, а к Богу. Ведь когда священники силой Духа изрекают непонятное, их никто не понимает. А те, кто говорят понятное, например, для россиян – на русском, то таковые обращаются к людям и помогают их созиданию, дают поддержку и утешение. Те священники, кто говорят на старославянском языке, непонятном для большинства Россиян, – они созидают себя. А те, кто говорят на русском, понятном для большинства Россиян, – они созидают церковь. Хорошо, если бы вы все говорили на непонятных и мёртвых языках, но лучше, если бы вы говорили на понятном друг для друга языке! В частности, изрекающий понятное на русском для россиян, выше говорящего им непонятное на старославянском языке. Кроме тех случаев, конечно, когда речь того истолковывается и помогает возрастать всей церкви. Представьте себе, братья Россияне, что я пришёл к вам и говорил на непонятном для большинства из вас старославянском языке, – какая была бы вам от меня польза? Этому самому большинству из вас я ничего бы не поведал, ничего не открыл, ничему не научил, ничего не возвестил, ни в чём не наставил. Теперь возьмём для примера неодушевлённые предметы – музыкальные инструменты, скажем, флейту или арфу. Как узнать, какую мелодию играют на флейте или арфе, если звуки неразличимы? И если труба подаёт неразборчивый сигнал, кто станет готовиться к бою? Так и с вами священство: если не будете с помощью языка говорить что-то вразумительное, как людям понять то, что вы сказали? Вы будете только сотрясать воздух! Так много в мире языков, и все они пользуются звуками! Но если я не знаю значения этих звуков, я буду для собеседника как иностранец, и собеседник будет для меня как иностранец. Так и с вами: жаждите даров Духа – добивайтесь изобилия тех даров, что способствуют созиданию церкви. Вот почему, тот Российский священник, кто говорит на старославянском языке, должен молиться о даре его истолкования. Ведь если я молюсь на таком языке, дух во мне молится, но разум мой не участвует в этом. Как же быть? Буду молиться так, как побуждает дух, но буду молиться и разумом! Буду воспевать Бога духом, но буду воспевать Его и разумом! Ведь если вы благодарите Бога духом, то в ответ на вашу благодарность, непосвящённый человек разве скажет «воистину так!»? Он же не понимает, о чём вы говорите! И как бы прекрасно вы ни благодарили, другому от этого не будет никакой пользы. Слава Богу, я больше вас всех говорю на старославянском языке, но в собрании россиян, уж лучше предпочту сказать им пять понятных слов на русском, чтобы этим наставить и других. Чем говорить тысячами слов на непонятном для большинства из них старославянском языке! Братья, не будьте детьми по уму. Будьте несмышлёными для зла, но по уму – как зрелые люди! Ведь в Законе написано: «Иностранными и мёртвыми языками Я буду говорить с народом Христианским, но и тогда они Меня не услышат, – говорит Господь». Итак, вы видите, что непонятные языки: древнегреческий, латинский, старославянский и им подобные, – имеют наибольшую важность не для тех, кто верит, а для неверующих. И далее, говорить понятное – имеет наибольшую важность не для неверующих, а для верующих. Ведь собирается, например, вся Русская церковь, где каждый священник говорит на старославянском языке, а туда к ним приходят непосвящённые или неверующие, не понимающие их. Что же непонимающие тогда скажут? Что они сошли с ума! А вот если все Российские священники вдруг наконец-то заговорят понятное на русском, и придёт неверующий или посторонний, и от каждого услышит то, что обличит его в грехе, и призовёт к ответу, а также вызовет наружу тайные помыслы его сердца, вот тогда он падёт ниц и поклонится Богу, и заявит: «Воистину Бог среди вас!» Так что из этого следует, братья Россияне? Когда вы собираетесь вместе, пусть у одного из вас будет гимн, у другого проповедь, у кого-то откровение от Бога, у кого-то весть на непонятном старославянском языке, но у кого-то при этом и её истолкование. Ведь всё должно иметь целью созидание церкви. Если есть священники, говорящие на непонятном старославянском языке, пусть говорят два человека, от силы три, причём по очереди, а один пусть истолковывает. А если нет никого, кто мог бы истолковать, то пусть говорящий на непонятном старославянском языке – в собрании молчит, а говорит только для себя и для Бога. Священники же говорящие понятное на русском, пусть говорят двое или трое, а остальные пусть проверяют, что они сказали. А если кому-то другому из сидящих вдруг будет откровение от Бога, то пусть первый тогда замолчит. Ведь вы все можете говорить понятное на русском – по очереди, чтобы всех чему-то научить и всех ободрить. Священники говорящие понятное на русском, должны уметь управлять своим духом, потому что Бог – это Бог не беспорядка, а мира. Как и во всех церквах народа Божьего, женщины во время собраний должны молчать. Им не разрешается говорить. Их удел подчиняться, как велит и Закон. А если им хочется чему-то научиться, пусть спросят дома у собственных мужей. Ведь для женщины говорить в собрании – позор. Или вы думаете, что слово Божье только от вас исходит? Или только к вам пришло? Всякий, кто считает себя говорящим понятное, или считает себя человеком духовным, должен признать: то, что я вам тут пишу – это заповедь Господа. А если не признает, пусть и его не признают. Итак, священство, добивайтесь дара говорить на любом языке понятное. Хотя и не препятствуйте говорить на языке непонятном, однако при этом, всё должно происходить благопристойно и чинно.

 

Прообраз

Больше всего желайте любви. Но добивайтесь и духовных даров, а больше всего – дара пророчества. Тот, кто говорит на неведомом языке, обращается не к людям, а к Богу. Ведь когда он силой Духа изрекает таинственное, его никто не понимает. А тот, кто пророчествует, обращается к людям и помогает их созиданию, даёт поддержку и утешение. Тот, кто говорит на языках, созидает себя. А кто пророчествует, созидает церковь. Хорошо, если бы вы все говорили на языках, но лучше, если бы пророчествовали! Пророк выше говорящего на языках, кроме тех случаев, конечно, когда речь того истолковывается и помогает возрастать всей церкви. Представьте себе, братья, что я пришёл к вам и говорил на неведомых языках. Какая была бы вам от меня польза? Я ничего бы вам не поведал, ничего не открыл, ничему не научил, ничего не возвестил, ни в чём не наставил. Возьмём для примера неодушевлённые предметы — музыкальные инструменты, скажем, флейту или арфу. Как узнать, какую мелодию играют на флейте или арфе, если звуки неразличимы? И если труба подаёт неразборчивый сигнал, кто станет готовиться к бою? Так и с вами: если не будете с помощью языка говорить что-то вразумительное, как людям понять то, что вы сказали? Вы будете только сотрясать воздух! Так много в мире языков, и все они пользуются звуками! Но если я не знаю значения этих звуков, я буду для собеседника как иностранец, и собеседник будет для меня как иностранец. Так и с вами: жаждете даров Духа – добивайтесь изобилия тех даров, что способствуют созиданию церкви. Вот почему тот, кто говорит на языках, должен молиться о даре их истолкования. Ведь если я молюсь на таком языке, дух во мне молится, но разум мой не участвует в этом. Как же быть? Буду молиться так, как побуждает дух, но буду молиться и разумом! Буду воспевать Бога духом, но буду воспевать Его и разумом! Ведь если ты благодаришь Бога духом, разве непосвящённый человек скажет «воистину так!» в ответ на твою благодарность? Он не знает, о чём ты говоришь! И как бы прекрасно ты ни благодарил, другому от этого никакой пользы. Благодарение Богу, я больше вас всех говорю на языках, но в собрании верующих лучше скажу пять слов понятных, чтобы наставить и других, чем тысячи на непонятном языке! Братья, не будьте детьми по уму. Будьте несмышлёными для зла, но по уму – зрелые люди! Ведь в Законе написано: «Иными языками и чужеземной речью Я буду говорить с народом этим, но и тогда они Меня не услышат, – говорит Господь». Итак, вы видите, что неведомые языки что-то значат не для тех, кто верит, а для неверующих. А вот пророчество – не для неверующих, а для верующих. Ведь если соберётся вся церковь, где каждый будет говорить на языках, и туда придут непосвящённые или неверующие, что они тогда скажут? Что вы сошли с ума! А вот если все пророчествуют, и придёт неверующий или посторонний, и от каждого услышит то, что обличит его в грехе, призовёт к ответу и вызовет наружу тайные помыслы его сердца, вот тогда он падёт ниц и поклонится Богу, и заявит: «Воистину Бог среди вас!» Так что из этого следует, братья? Когда вы собираетесь вместе, пусть у одного из вас будет гимн, у другого проповедь, у кого-то откровение от Бога, у кого-то весть на языках, у кого-то её истолкование. Но все должно иметь целью созидание церкви. Если есть говорящие на языках, пусть говорят два человека, от силы три, причём по очереди, а один пусть истолковывает. А если нет никого, кто мог бы истолковать, то пусть говорящий на языках в собрании молчит, а говорит только для себя и для Бога. Пророки же пусть говорят двое или трое, а остальные пусть проверяют, что они сказали. А если кому-то другому из сидящих вдруг будет откровение от Бога, то пусть первый тогда замолчит. Ведь вы все можете по очереди пророчествовать, чтобы всех чему-то научить и всех ободрить. Пророки должны уметь управлять своим духом, потому что Бог – это Бог не беспорядка, а мира. Как и во всех церквах народа Божьего, женщины во время собраний должны молчать. Им не разрешается говорить. Их удел подчиняться, как велит и Закон. А если им хочется чему-то научиться, пусть спросят дома у собственных мужей. Ведь для женщины говорить в собрании – позор. Или вы думаете, что слово Бога только от вас исходит? Или только к вам пришло? Всякий, кто считает себя пророком или человеком духовным, должен признать: то, что я вам пишу, есть заповедь Господа. А если не признает, пусть и его не признают. Итак, братья, добивайтесь дара пророчества, но не препятствуйте говорить и на языках. Однако всё должно происходить благопристойно и чинно.


Продолжение или предыдущее и прочее через НАВИГАТОР